Эмпатия и зрительное восприятие чужого стресса

Обычное визуальное наблюдение стрессовой ситуации может вызвать ответную реакцию на уровне физиологии. Стресс в ряде случаев обладает контагиозностью (способность к заражению одним другого подобно инфекции. Прим. пер.). Наблюдение за другим человеком, оказавшемся в стрессовой для него ситуации, порой достаточно, чтобы запустить в теле наблюдателя выработку гормонов стресса (кортизол) (Особенно у лиц, которым свойственна эмпатия, см. ниже. Прим. пер.). К такому заключению пришли ученые, участвующие в масштабном совместном проекте подразделения проф. T. Singer Института Макса Планка (департамент Cognitive and Brain Sciences) в Лейпциге и профессора Clemens Kirschbaum Дрезденского технического университета. 

Эмпатия способна активировать каскад стресс реакции

Модель отражает связь между выделением кортизола гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системой в ответ на стресс и функцией гиппокампа (ингибирование активности синапсов в CA1 зоне).
Лишь 5% напрямую подвергнувшиеся стрессу сохраняли спокойствие, остальные демонстрировали существенное повышение уровня кортизола в плазме крови — гормона маркера стресса.
Атрофия гиппокампа — это потеря им нервных клеток и числа нейронных связей. Возрастные физиологические изменения показаны черными стрелками, стрессовый фактор — красной. Кортизол в плазме крови активирует экспрессию GR рецепторов (рецепторы к глюкокортикоидам есть практически в каждой клетке), что подавляет синаптическую активность в CA1 зоне гиппокампа. Совместный эффект старения и стресса могут снижать активность гиппокампа и вызывать его атрофию. Оригинал

Сопереживание стресса возникает, главным образом, когда наблюдатель и непосредственно тот, кто подвергнулся стрессовому воздействию, имеют личную эмоциональную связь или какие-либо парные отношения, а стрессовая ситуация наблюдалась одним через зеркальное стекло. Однако даже наблюдение за находящемся под воздействием стресса незнакомцем посредством видеотрансляции уже заставляло людей приходить в состояние готовности лично встретиться с опасностью (меняя гормональный фон, на уровне биохимии бессознательно активируя гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую стрессовую ось. Прим. пер.) В нашем, буквально наполненным стрессом, обществе феномен эмоциональной вовлеченности и участия в страданиях другого не должен быть упущен из внимания системой здравоохранения.

Стресс является главной угрозой здоровью человека в сегодняшнем обществе. Он является единственной причиной целого ряда психологических проблем: синдрома выгорания, депрессии, хронической тревоги. (Добавим сюда целый ряд системных аутоиммунных заболеваний и нарушения на эпигенетическом уровне, которые могут наследоваться в нескольких поколениях. Прим. пер.)  Даже те, кто ведет относительно спокойную и уравновешенную жизнь постоянно сталкивается с лицами, подверженными стрессу. В обычных контактах на работе, либо через телевизионную картинку — всегда найдется кто-то в состоянии большего или меньшего стресса. И этот стресс способен затронуть окружающих буквально физическим образом, на уровне физиологии увеличивая у них концентрацию кортизола в крови.

«На самом деле оказалось поразительным то, что мы фактически можем измерить соучастие в стрессе другого посредством оценки количества выделенного гормона стресса,» говорит V. Engert одна из соавторов исследовательской работы. Это в особенности так, учитывая, те трудности, с которыми столкнулись раньше многие исследователи в попытке получить объективные данные «из первых рук», для достоверной оценки. Ученые обнаружили, что реакция сопереживания чужому стрессу может быть 2-х видов: количественно независимая («компенсаторный стресс»), либо пропорциональная («резонансный стресс»). «Видимо должен быть какой-то особый фактор участвующий в механизме передачи, при котором испытуемый, наблюдающий за стрессом другого втягивается в его состояние, меняя собственный уровень гормонов стресса».

В течение стресс-теста субъект должен был справиться с трудными арифметическими задачами, и интервью, в то время как специалисты оценивали его способности. Только 5% непосредственно подвергнувшихся стрессу справились, сохраняя спокойствие. Остальные 95% продемонстрировали физиологически значимое увеличение уровня кортизола.
Среди наблюдателей, в комфортных условиях, которые не подвергались напрямую вообще какому-либо стрессу в целом лишь 26% продемонстрировали существенно значимое повышение уровня кортизола. Эффект был особенно выражен в том случае, когда лицо подвергавшееся стрессу и наблюдатель были связаны какими-нибудь личными отношениями (40%). Однако даже среди наблюдателей за абсолютно незнакомыми людьми, находящимися в стрессе, 10% перенесли его на себя. Таким образом, известный факт непосредственной эмоциональной связи является условием для большего сопереживания стрессу другого, однако он видимо не единственно необходимый для возникновения такого переноса.

Автор делает интересный вывод. Конечно, сам факт связи важен, но он лишь усиливает свойства изначально присущие тем условным 10% лиц способным на глубокую эмпатию, проявляющуюся даже на биохимическом, уровне. Согласно исследованию можно также предположить, что в среднем существует около 10% лиц, которым свойственна эмпатия ко всем физиологически, изначально, независимо от того имеется ли раннее установленная тесная эмоциональная связь или нет. При таком условии у них наверно и степень вовлеченности в сопереживание стресса тем с кем имеется ранее установленная эмоциональная связь, будет на порядок выше. Прим. пер.

В том случае если зрители наблюдают событие воочию своими глазами через зеркальное стекло, то 30% из них переживают свою долю стресса. Даже если стресс тест демонстрировался на телеэкране монитора, у наблюдателей регистрировалось достаточно заметное (24%) повышение уровня кортизола. (Учтем, что наблюдение стрессовой ситуации через монитор, по видимому, исключало влияние на испытуемого каких-либо других сенсорных модальностей, кроме  зрительного. Однако этой детали большого значения не придавалось. прим. пер.). «Это означает, что даже телевизионные передачи, демонстрирующие страдания других людей, способны передать стресс зрителям,» говорит V. Engert. «Стресс имеет гигантский потенциал пагубного влияния, которым способен заразить другого.» (В особенности тех, кому свойственна эмпатия. Прим. пер.)

Стресс превращается в проблему главным образом, когда становится хроническим. «Безусловно, гормональный ответ на стресс имеет эволюционное значение. Когда вы оказываетесь в опасности, повышение уровня кортизола в крови позволяет вашему телу ответить на вызов,» поясняет V.Engert. «Однако, постоянно повышенный уровень кортизола далеко не совсем хорошо. Это оказывает негативное воздействие на иммунную систему, а также имеет нейротоксический эффект в долгосрочной перспективе.» Те кто работают сиделками или члены семьи, в которой кто-то находится в состоянии хронического стресса потенциально рискуют пострадать от негативных последствий бессознательного сопереживания стресса. Любой кто сталкивается со страданиями и стрессовым состоянием у другого, особенно если сознательно пытается оказать поддержку, рискует сам подвергнуть себя стрессу.

Результаты исследования опровергают распространенное предубеждение (что женщины якобы обладают большей способностью к эмпатии. Прим. пер.) — на самом деле мужчины и женщины, сопереживают стресс с одинаковой частотой. «Тем не менее, в исследовании женщины считают себя более склонными к эмпатии по сравнению с мужчинами. Убедительных подтверждений подобная самооценка не нашла.»

Будущие исследования нацелены на раскрытие, посредством чего все таки стресс передается наблюдателю и что можно было бы сделать, чтобы снизить потенциально его негативное влияние на общество.

Пресс-релизОригинальная статья

Добавить комментарий